Трудное детство бабы Дуси

Война – это самое страшное, беспощадное и тяжелое время в жизни каждого человека, а тем более ребенка. Чтобы выжить в то время, детям нельзя было оставаться детьми, им нужна была сила, стойкость и упорство. Именно поэтому дети того времени не знали, что такое детство, они практически с рождения становились взрослыми, каждый день испытывали лишения и каждый день боролись за свою жизнь.

Воспоминания очевидцев событий тех лет свидетельствуют о том, что война оставила неизгладимый след в их памяти.

Вот и мне судьба подарила удивительный шанс – пообщаться с очень интересным человеком – Евдокией Ильиничной Сазоновой. «Дети войны» — так называют таких людей, как она. Она не воевала  на фронтах, но значимость ее воспоминаний не менее ценна, чем воспоминания ветеранов. Кто же нам, подрастающему поколению, сможет рассказать о жизни наших сверстников в непростое военное и послевоенное время?

— Евдокия Ильинична, расскажите, как вы узнали, что началась война?

— Можно просто баба Дуся. Меня так все называют, — улыбается моя собеседница. А потом лицо ее становится серьёзным. — Было тогда мне девять  лет. Я жила с родителями и семью братьями и сестрами на окраине села Яблоново. Как всегда, папа пришел домой на обед, он работал бригадиром в колхозе, и когда мы сидели за столом, он и сказал, что началась война. Уже через несколько месяцев  немцы пришли в наше село. Они въезжали  в село по валу, тогда еще не было асфальта, на мотоциклах. Девушки, которые были постарше меня, ходили посмотреть на них. А немцы им кидали буханки хлеба, думая, что у нас тут умирали с голоду. Сильно немцы нашу деревню не тронули, только один дом спалили: дымовую завесу делали, чтоб их не видно было, когда они входили.

        — А какие самые яркие воспоминания о войне у вас остались?

— Помню, как  в первый раз была бомбежка.   Мы со старшими сестрами вышли в огород полоть.  Полдень был. Солнце такое яркое светило… Мне было жарко, и  я сняла чулки с тапками. Вдруг послышался звук самолетов.  Не успела я обуться, как они налетели  и начали бомбить. Ужас! Я домой бежала к маме, думала, она меня спасет. Забежала в хатенку, а мама на коленях сидит, молится, глина с потолка сыпется, окна дрожат, где-то разбились уже. Вокруг страшный рев самолетов и звук разрывающихся бомб.  Вот это мне очень хорошо заполнилось. С тех пор я очень боюсь самолетов. А когда  бомбежки повторялись, папа нас всегда в погреб прятал, он у нас в чулане был.  

— Бабушка Дуся, расскажите, как вы  учились в школе.

— В школу я отходила почти три класса: первый до войны, второй во время войны, а третий отучилась только половину, пока не настали морозы, так как не в чем было ходить в школу в послевоенное время. Помню, нашла на чердаке резиновые галоши, которые до войны носил мой старший брат, а на одной из них  на подошве дырка стерлась. Я залатала ее куском кожи от теленка и ходила в школу, пока не наступили холода. Больше в школу я не ходила. А так хотелось…

— Как вы пережили голодные времена, ведь всем детям хочется чего-то вкусного, а в военные годы об этом даже не мечтали. Какие продукты для вас были самыми вкусными?

— Для меня все продукты были вкусными, мы не выбирали, что нам есть. Мы не голодали, но еда у нас была однообразная: каша из пшеницы, картошка, свекла, щи из крапивы. Главное, чтобы был хоть кусочек хлеба. Бывало, заскочишь  домой, мама испечет хлеб, отрежет всем по куску, если есть масло растительное – польет им, а если нет, то посыпет солью или сахаром — и мы побежали. А сладости я с детства не любила и сейчас их не особенно почитаю. До войны папа всегда покупал конфеты карамельные, я свои отдавала младшим сестрам и братьям.

— Приходилось ли вам ухаживать  за младшими братьями и сестрами и помогать родителям по хозяйству?

— Да мы еще до войны всегда помогали родителям. Телят и коров стерегли, сено для них на полях братья косили, а мы ворочать его ходили, сушили, домой помогали свозить. Огород копали лопатами, раньше ж не пахали, а все лопатами… Во время войны собирали хворост в лесу и высохшие коровьи лепешки, чтобы протопить печь или приготовить еду. Однажды нас в лесу поймал агроном колхоза, отобрал наши веревки, высыпал хворост и посек их на мелкие кусочки, чтобы мы не смогли нести ветки домой. И такие случаи были.

А за младшими братьями и сестрами больше мама смотрела, а мы, старшие, больше  по хозяйству помогали.

— Как  вы узнали, что закончилась война?

— Я была в школе, во второй класс ходила. Был пасмурный день и к нам из «большой школы» прибежал  ученик и сказал, что война закончилась. Наша учительница Прасковья Андреевна заплакала очень сильно, у нее убили мужа на войне, и все мы пошли на митинг в центр села. Кто плакал, кто смеялся, кто плясал от радости у кого в живых родственники остались.

— А послевоенное детство было трудным?

— Да как сказать… Я уже и постарше стала, 14 мне исполнилось, школу я уже бросила и пошла окопы закапывать. Поля все были изрыты окопами, а мы лопатами все закапывали. Еще помню, лошадей особо не было тогда в колхозе и женщины с детьми впрягались в плуг и пахали землю, чтобы пшеницу посадить. Потом я пошла на сеялку, затем перешла работать на ток, в колхоз на свеклу ходила. А в 16 уже пошла дояркой на ферму. Шаль себе купила, плюшку новую. Богатая была.

— Бабушка Дуся, а как вы думаете,  отличается молодежь нашего времени от вашего?

— В наше время молодежь больше трудилась, работали на полях, на фермах… Родителям всегда помогали.  Мальчики с шести лет возили зерно, на сенокос с родителями ходили, а девочки в 12 лет работали уже как взрослые.

— Спасибо большое за ваш интересный рассказ. Что бы вы хотели пожелать нашему поколению?

— Спасибо, внучок. Мне приятно, что нынешняя молодежь интересуется этой темой. Я  бы пожелала, чтобы молодежь хорошо и больше училась, почитала своих родителей, и людей старшего поколения, и работала на совесть. Чтобы войны больше не было, чтобы такого никогда не повторялось!

Лесняк Матвей, МОУ «Разуменская СОШ №4 «Вектор Успеха», Белгородская область